к оглавлению
Статьи — Аниме как театр

3.1. «Прощай, унылый учитель»

«Прощай, унылый учитель» (или «Прощай, безрадостный сэнсэй») — изначально 30-томная манга Кумэты Кодзи, адаптированная режиссёром Симбо Акиюки и студией Shaft в аниме-сериал из более чем 40 эпизодов. Аниме и манга не имеют сюжета в традиционном понимании и повествуют о школьном учителе-пессимисте, который регулярно сталкивается с несправедливостями окружающего мира, повергающими его в отчаяние (рисунок 99), и пытается покончить жизнь самоубийством; каждая из этих тем оборачивается запутанной, часто абсурдной дискуссией с его учениками на условной сцене школьного класса (рисунок 100), где те демонстрируют самые разнообразные, иногда просто невероятные принципы мышления, что позволяет взглянуть на проблему со всех возможных сторон. «[Эпический театр], дескать, слишком нравственен. Однако в эпическом театре нравственная проповедь отходила на второй план. Театр стремился не столько проповедовать нравственность, сколько изучать ее. Правда, сначала шло изучение, а затем и неизбежный итог: мораль всей истории», [16. С. 73] — пишет Брехт; именно этим — изучением нравственности, а затем и подведением итога, занимается несколько сезонов аниме-сериала «Прощай, унылый учитель».

скриншот Sayonara Zetsubou Sensei Рисунок 99. Sayonara Zetsubou Sensei. Эпизод 1.
Shaft, 2007
скриншот Sayonara Zetsubou Sensei Рисунок 100. Sayonara Zetsubou Sensei. Эпизод 1.
Shaft, 2007

«Для того чтобы события общественной жизни стали понятны, необходимо было широко показать зрителю общественную среду во всей её значительности... "Обыденное" получило элементы, бросающиеся в глаза. И только так могли стать очевидны законы, причины, следствия. Поступки людей следовало показать такими, но в то же время следовало показать, что они могут быть и совсем другими», [Там же. С. 67] — пишет Брехт; автор оригинальной манги и создатели аниме-адаптации наполняют «Унылого учителя» гипертрофированно яркими персонажами: одна до маниакального помешана на точности, другая — иностранка и страдает раздвоением личности, у третьей комплекс вины, или героиня общается исключительно через оскорбительные SMS-сообщения, или видит всё исключительно в радужном свете, или затворничает, или нелегально иммигрировала, или выделяется тем, что абсолютно ничем не выделяется... Образы реального мира, доведённые до абсурда, действительно бросаются в глаза — мимо них нельзя пройти, их нужно опасаться и следить за ними, как за диким хищником на пороге дома; а чтобы зритель про эти черты не забыл, они не только внесены в имена героев, каламбурами отсылающих к им проблемам, но даже «задокументированы» (рисунок 101) и повторяются как элемент оформления (рисунок 102).

скриншот Sayonara Zetsubou Sensei Рисунок 101. Sayonara Zetsubou Sensei. Эпизод 2.
Shaft, 2007
скриншот Sayonara Zetsubou Sensei Рисунок 102. Sayonara Zetsubou Sensei. Эпизод 2.
Shaft, 2007

«Предпосылкой для возникновения "очуждения" является следующее: всё  то, что актеру нужно показать, он должен сопровождать  отчётливой  демонстрацией показа. Представление о некоей четвертой стене, которая якобы отделяет сцену от публики, вследствие  чего  возникает  иллюзия,  будто  события  на  сцене происходят в действительности, без присутствия публики, — это представление, разумеется, следует отбросить. При таких обстоятельствах  актёр  в  принципе может обращаться непосредственно к публике», [Там же. С. 102] — пишет Брехт; герои «Учителя» явно отдают себе отчёт в том, что являются персонажами аниме, — например, могут прокомментировать собственный типаж, усомниться в уместности чужого, объявить перерыв на рекламу или напомнить зрителю, как следует смотреть аниме по телевизору. В отдельном эпизоде, понимая, что по мере выхода следующих сезонов новым зрителям всё сложнее понять происходящее, герои пытаются сыграть понятную для новичков серию и оказываются вынуждены для этого отказаться от собственной эстетики и образности, — после чего, обратившись к старым поклонникам серии, становятся жертвами их чрезмерной осведомлённости. В другом — на примере собственных манги и аниме иллюстрируют ситуацию, когда оригинальное произведение даёт начало бесконечному потоку тематических товаров и тонет в нём (рисунок 103). Кроме того, автор манги и его ассистент периодически сами появляются в кадре (в виде фотографии — рисунки 104, 105 — или рисованного персонажа — рисунок 106), тем самым «присутствуя» на собственной постановке.

скриншот Sayonara Zetsubou Sensei Рисунок 103. [Zoku] Sayonara Zetsubou Sensei. Эпизод 2.
Shaft, 2008
скриншот Sayonara Zetsubou Sensei Рисунок 104. Sayonara Zetsubou Sensei.
Открывающая заставка. Shaft, 2007
скриншот Sayonara Zetsubou Sensei Рисунок 105. Sayonara Zetsubou Sensei.
Открывающая заставка. Shaft, 2007
скриншот Sayonara Zetsubou Sensei Рисунок 106. [Zan] Sayonara Zetsubou Sensei. Эпизод 1.
Shaft, 2009

Впрочем, приём разрушения «четвёртой стены», в принципе характерный для искусства постмодернизма и особенно интересный авторам, создающим работы для трансляции по телевидению, популярен настолько, что список обращающихся к нему аниме будет невероятно длинным. Так, ещё в Pokemon злодеи знают, что находятся в аниме, и делают соответствующие ремарки; в Lupin III герой сообщает героине, что её смерть крайне огорчит миллионы фанатов; если говорить о более современных примерах — в Gintama герои выясняют собственные рейтинги популярности у зрителей и борются за их повышение; в Lucky Star существует собственная телепередача Lucky Channel (рисунок 107), которая в действительности и транслирует само аниме как обычное шоу с актёрами; в Suzumiya Haruhi no Yuuutsu четвёртая стена отсутствует внутри аниме-фильма, снимаемого героями самого аниме; в Hyperdimension Neptunia the Animation героиня случайно разбивает «стекло» экрана, через которое мы наблюдаем за событиями (рисунок 108); в Kill la Kill титры могут повиснуть в пространстве и даже отбрасывать тень (рисунок 109), а злодей прервёт закрывающую заставку эпизода, грубо, с помехами вклинившись в видеоряд (рисунок 110), чтобы продолжить угрожающую речь. Разумеется, и в аниме-адаптациях студии Shaft мы встретим не только сюжетное, но и визуальное разрушение четвёртой стены: например, персонажи начнут озвучивать самих себя (рисунок 111), или героиня разобьёт «стекло» видеокамеры (рисунок 112).

скриншот Lucky Star Рисунок 107. Lucky Star. Эпизод 3.
Kyoto Animation, 2007
скриншот аниме Choujigen Game Neptune Рисунок 108. Choujigen Game Neptune: The Animation.
Эпизод 1. David Production, 2013
скриншот Kill la Kill Рисунок 109. Kill la Kill. Эпизод 13. Trigger, 2013—2014
скриншот Kill la Kill Рисунок 110. Kill la Kill. Эпизод 23. Trigger, 2013—2014
скриншот Pani Poni Dash! Рисунок 111. Pani Poni Dash! Эпизод 21.
Gansis, Shaft, 2005
скриншот Sayonara Zetsubou Sensei Рисунок 112. [Zan] Sayonara Zetsubou Sensei. Эпизод 1.
Shaft, 2009

Как бы дополнительно разграничивая роли актёров — по сути конкретные точки зрения, сформированные последовательностью определённых жизненных обстоятельств, — и самих актёров, в элементах оформления Sayonara Zetsubou Sensei обезличивает персонажей, оставляя только отличительные черты (рисунок 113), имена-бирки (рисунок 114), маску (рисунок 115), или вовсе заменяет действующих лиц на бумажные карикатуры (рисунок 116).

скриншот Sayonara Zetsubou Sensei Рисунок 113. Sayonara Zetsubou Sensei.
Закрывающая заставка. Shaft, 2007
скриншот Sayonara Zetsubou Sensei Рисунок 114. Sayonara Zetsubou Sensei.
Открывающая заставка. Shaft, 2007
скриншот Sayonara Zetsubou Sensei Рисунок 115. [Zoku] Sayonara Zetsubou Sensei.
Открывающая заставка. Shaft, 2008
скриншот Sayonara Zetsubou Sensei Рисунок 116. [Zan] Sayonara Zetsubou Sensei. Эпизод 8.
Shaft, 2009

«Если актёр отказался  от  полного  перевоплощения, то текст свой он произносит не как импровизацию, а как цитату», [Там же. С. 105] — пишет Брехт; аниме прибегает к самым разнообразным способам «цитирования» материала (от простого освидетельствования до применения технических средств фиксации и воспроизведения, 118—124), подчёркивая тем самым, что оно рассказывает чужую историю, которую потом собирается прокомментировать.

скриншот Sayonara Zetsubou Sensei Рисунок 117. Sayonara Zetsubou Sensei. Эпизод 2.
Shaft, 2007
скриншот Sayonara Zetsubou Sensei Рисунок 118. Sayonara Zetsubou Sensei. Эпизод 2.
Shaft, 2007
скриншот Sayonara Zetsubou Sensei Рисунок 119. Sayonara Zetsubou Sensei. Эпизод 6.
Shaft, 2007
скриншот Sayonara Zetsubou Sensei Рисунок 120. Sayonara Zetsubou Sensei. Эпизод 7.
Shaft, 2007
скриншот Sayonara Zetsubou Sensei Рисунок 121. [Zoku] Sayonara Zetsubou Sensei. Эпизод 5.
Shaft, 2008
скриншот Sayonara Zetsubou Sensei Рисунок 122. [Zoku] Sayonara Zetsubou Sensei. Эпизод 5.
Shaft, 2008
скриншот Sayonara Zetsubou Sensei Рисунок 123. [Zan] Sayonara Zetsubou Sensei. Эпизод 8.
Shaft, 2009
скриншот Sayonara Zetsubou Sensei Рисунок 124. [Zan] Sayonara Zetsubou Sensei. Эпизод 8.
Shaft, 2009

«В стилистическом отношении эпический театр не являет собой чего-либо особенно нового. Характерное для него подчёркивание момента актёрской игры и то, что он является театром представления, роднит его с древнейшим азиатским театром», [Там же. С. 74] — пишет Брехт; в «Унылом учителе» условность, театральность разворачивающегося представления подчёркивается методичным уходом от художественной реалистичности в сторону орнаментальности, декоративности полотна японского кимоно, когда герои превращаются в «говорящие головы», одетые в цветной орнамент и стоящие на фоне цветного орнамента (рисунок 125), — что перекликается одновременно и с традиционным японским театром, и с современными примерами лаконичной сценографии (рисунок 126).

скриншот Sayonara Zetsubou Sensei Рисунок 125. [Zan] Sayonara Zetsubou Sensei Bangaichi.
Эпизод 2. Shaft, 2009—2010
фото театральной постановки Bye Bye Birdie Рисунок 126. Bye Bye Birdie.
Robert Longbottom, Andrew Jackness, 2009

«Кроме определённого технического уровня эпический театр требует наличия могучего движения в области общественной жизни, цель  которого  —  возбудить заинтересованность в свободном обсуждении жизненных вопросов, для того чтобы в дальнейшем эти вопросы разрешить; движения, которое может защитить эту заинтересованность против всех враждебных тенденций», [Там же. С. 74] — пишет Брехт; облекая всестороннее обсуждение подобных проблем, часто резкое и бескомпромиссное, в лаконичную экспрессивную форму и вводя его в сферу современной популярной культуры, данная серия работ достигает той аудитории, которая сегодня больше всего и предрасположена к подобным обсуждениям — в своих новых, обширных, не ограниченных физическим присутствием пространствах социальных сетей и Интернет-сообществ.

следующая страница: 3.2. «Цикл историй» (часть 1)

предыдущая страница: Глава 3. Студия Shaft и «эпический театр» Брехта

Текст статьи: © Константин Крыловский, 2015—2016.
Права на опубликованные изображения принадлежит их авторам или законным владельцам.
Изображения публикуются в целях исследования и обучения.

оглавление библиография и фильмография копирайт

Пожалуйста, не перекопируйте текст статьи. Если вы хотите поделиться информацией, поставьте ссылку на страницу:
http://www.ideaura.com/anime_theatre/sayonara_zetsubou_sensei.php