к оглавлению
Статьи — Аниме как театр

2.3. «Медвежья буря, лилий ураган»

Работа Икухары Кунихико «Медвежья буря, лилий ураган» (альтернативный перевод — «Лилии нежные в буре медвежьей») рассказывает историю о взаимопонимании и нетерпимости из условного будущего, прибегая к сильным аллегориям Стены Отчуждения, построенной для разделения мира людей и мира медведей (рисунок 71 — однако в действительности стен множество, и они отделяют людей друг от друга), и Невидимого Урагана (рисунок 72), определяющего приемлемое для общества и расправляющегося с теми, кто не соответствует. Устраняя отягощённую стереотипами модель любви между мужчиной и женщиной (но сохраняя обязательный для него эротический подтекст), Икухара практически избавляется в своём мире от мужчин и обращается к ещё более отягощённой стереотипами модели любви между девушками; зато он вводит условных «медведей» — для кого-то по-животному желающих овладеть, поглотить, сожрать, для кого-то преданных настолько, насколько может быть преданным только животное, готовое пожертвовать своей жизнью ради хозяина; но и это деление условно, ведь медведи могут скрываться под маской людей, а люди — превращаться в медведей, в то время как для зрителя герой постоянно то надевает, то снимает маску и способен предстать и как человек, и как медведь (рисунок 73), и как человек в костюме медведя (рисунок 74). Равно как человек может быть исключён за то, что не согласен быть «невидимым», так и «медведя-преступника» подвергнут изгнанию из общества медведей — жёсткая система реального мира, основанная на невидимой «атмосфере», которая задаётся более сильными и многочисленными (будь то патриархат, преобладающая раса или заложенная природой тяга к противоположному полу) и неизбежно приводит к дискриминации и устранению несоответствующих, многократно преломляясь, воплощается в сложной системе метафор и множестве символов-кодов, которые зрителю придётся либо расшифровывать, либо принять как данность на каком-то ином уровне восприятия (и тем самым погрузиться в пространство произведения, начать «присутствовать» в этой иной реальности).

скриншот Yuri Kuma Arashi Рисунок 71. Yuri Kuma Arashi. Эпизод 1.
Silver Link, 2015
скриншот Yuri Kuma Arashi Рисунок 72. Yuri Kuma Arashi. Эпизод 2.
Silver Link, 2015
скриншот Yuri Kuma Arashi Рисунок 73. Yuri Kuma Arashi. Эпизод 1.
Silver Link, 2015
скриншот Yuri Kuma Arashi Рисунок 74 .Yuri Kuma Arashi.
Открывающая заставка. Silver Link, 2015

Важная для Арто ритуальность действия, перекликающаяся с неизменной дуэлью (и другими подготовительными ритуалами) в «Утэне» и явлениями Принцессы Кристалла в «Пингвиньем барабане», возводится в «Медвежьей буре» в абсолют. На этот раз всего 12 эпизодов определяют немного иное построение произведения: набор стандартных процедур-модулей, активируемых обществом для поддержания равновесия в соответствие с предопределённым планом (например, школьный суд — рисунок 75 — где коллективно голосуют за «лишнего» ученика, олицетворение «зла», которое необходимо «исключить» за чрезмерное проявление чувств) регулярно входит в конфликт с иными, внешними процедурами (такими как медвежий суд — рисунок 76 — представленный тремя основными типами мужчин, которые выносят вердикт относительно искренности чувства). Дуэли превращаются в менее формализованное противостояние, но сохраняют ритуальный характер и по-прежнему привязаны к определённой «арене» (рисунок 79), а смерть более реальна и непредсказуема; дополнительной «сценой» выступает клумба с лилиями (рисунок 77), служащая границей между двумя мирами — искусственным человеческим и живым природным, на которой разворачиваются ключевые для сюжета события.

скриншот Yuri Kuma Arashi Рисунок 75. Yuri Kuma Arashi. Эпизод 9.
Silver Link, 2015
скриншот Yuri Kuma Arashi Рисунок 76. Yuri Kuma Arashi. Эпизод 3.
Silver Link, 2015
скриншот Yuri Kuma Arashi Рисунок 77. Yuri Kuma Arashi. Эпизод 1.
Silver Link, 2015
скриншот Yuri Kuma Arashi Рисунок 78. Yuri Kuma Arashi. Эпизод 1 (фрагмент).
Silver Link, 2015

Вновь следуя принципу Арто о «создании постановки вокруг известных тем, фактов или произведений», Икухара берёт за основу своей истории итальянский фильм ужасов 1977-го года Suspiria («Подозрение»), рассказывающий о жестоких убийствах в академии для девушек, которая оказывается местом шабаша ведьм, а также нашумевший в Японии инцидент, когда гигантский медведь, лишившийся из-за вырубки лесов жилья и пропитания, разорвал семерых сельских жителей, после чего сын мэра деревни поклялся отомстить и убил более ста медведей. С первым источником Yuri Kuma Arashi перекликается концепцией и оформлением школы (рисунки 79—82), второй ложится в основу мотивировки главной героини (фото этого события висит в её спальне — рисунок 78), и задаёт общий тон «серой и серой морали», когда действия обеих сторон конфликта по-своему обоснованны, и оттого конфликт невозможно разрешить, не пойдя на уступки.

скриншот Yuri Kuma Arashi Рисунок 79. Yuri Kuma Arashi. Эпизод 12.
Silver Link, 2015
скриншот Yuri Kuma Arashi Рисунок 80. Yuri Kuma Arashi. Эпизод 1.
Silver Link, 2015
скриншот Suspiria Рисунок 81. Suspiria. Dario Argento, 1977
скриншот Suspiria Рисунок 82. Suspiria. Dario Argento, 1977

Икухара продолжает выстраивать собственную поэтику, обращаясь к образам из своих предыдущих работ: так, короба, в которые после исповеди и проигрыша укладывались тела дуэлянтов в «Утэне» (рисунок 83), превращаются в коробки сокровищ — незапятнанных воспоминаний о людях (рисунок 84); к ритуальным пространствам по-прежнему ведут лестницы — вверх (рисунок 85) и вниз (рисунок 86); силуэт по-прежнему выявляет в человеке скрытое (рисунки 87, 88); «пингвиний барабан» в виде яблока превращается в «поцелуй обещанья» в виде банки с мёдом (рисунок 89), кровать принцессы обретает более угрожающий, роковой вид (рисунок 90), а мотив красной нити судьбы сменяется отсылками к персонифицированным божественным силам (три медведя-судьи, Кумария, Ave Maria).

скриншот Shoujo Kakumei Utena Рисунок 83. Shoujo Kakumei Utena. Эпизод 17.
J.C.Staff, 1997
скриншот Yuri Kuma Arashi Рисунок 84. Yuri Kuma Arashi. Эпизод 8.
Silver Link, 2015
скриншот Yuri Kuma Arashi Рисунок 85. Yuri Kuma Arashi. Эпизод 1.
Silver Link, 2015
скриншот Yuri Kuma Arashi Рисунок 86. Yuri Kuma Arashi. Эпизод 1.
Silver Link, 2015
скриншот фильма Shoujo Kakumei Utena Рисунок 87. Shoujo Kakumei Utena
Adolescence Mokushiroku. J.C.Staff, 1999
скриншот Yuri Kuma Arashi Рисунок 88. Yuri Kuma Arashi. Эпизод 8.
Silver Link, 2015
скриншот Yuri Kuma Arashi Рисунок 89. Yuri Kuma Arashi. Эпизод 4.
Silver Link, 2015
скриншот Yuri Kuma Arashi Рисунок 90. Yuri Kuma Arashi. Эпизод 9.
Silver Link, 2015

«[Объективный и конкретный театральный язык] вторгается в чувственную сферу. Отбросив обычное для Запада словоупотребление, он превращает слова в заклинания. Он возвышает голос. Он использует внутренние вибрации и свойства голоса. Он исступлённо повторяет всё те же ритмы. Он нагромождает звуки. Он стремится очистить, притупить, заклясть и остановить чувственность. Он обнаруживает и высвобождает новый лиризм жеста, который своим сгущением и размахом в конечном счёте превосходит лиризм слова. Наконец, он разрывает интеллектуальную привязанность языка к сюжетной канве, давая примеры новой и более глубокой интеллектуальности, которая скрывается за жестами и знаками, возвысившимися до уровня и достоинства экзорцистских обрядов», [Там же. С. 98] — пишет Арто; ещё более часто повторяющиеся ключевые фразы («Let's search evil!»), отдельные знаки-выкрики («Кума шок!») и даже целые предложения («Мы ненавидели вас с самого начала — и любили вас с самого начала тоже...») создают собственный ритмический рисунок, сетку из явно означенных действий-обрядов, на которую натягиваются промежуточные, соединительные диалоги и действия. Контраст между приятными инструментальными переливами и жёсткостью электроники ещё выше, и то же происходит при работе с цветом: естественные природные цвета (которым во внутримировой сказке соответствует мир «лесной девочки») сталкиваются с резкой палитрой человеческой архитектуры (пустой безжизненный мир «лунной девочки») и вечно строящейся стены (рисунки 91, 92).

скриншот Yuri Kuma Arashi Рисунок 91. Yuri Kuma Arashi. Эпизод 1.
Silver Link, 2015
скриншот Yuri Kuma Arashi Рисунок 92. Yuri Kuma Arashi. Эпизод 1.
Silver Link, 2015

«...речь идёт о том, чтобы создать для театра некую метафизику речи, жестов и выражений и в конечном итоге вырвать театр из психологического и гуманитарного прозябания. Но всё это окажется бесполезным, если за такими усилиями не будет ощущаться попытка создать реальную метафизику, не будут слышны призывы к необычным идеям, предназначение которых как раз и состоит в том, что их нельзя не только ограничить, но даже формально очертить. Это идеи, которые касаются понятий Творения, Становления, Хаоса и относятся к космическому порядку; они дают первое представление о той области, от которой театр совершенно отвык. Только они могли бы обеспечить напряжённое и страстное слияние между Человеком, Обществом, Природой и Вещами», [Там же. С. 97] — пишет Арто; подобно «Утэне» с розами и «Пингвиньему барабану» с пингвинами и числами 95, «Медвежья буря» обладает рядом собственных постоянных символов — пиктограммами медвежьих лап (рисунок 92) и лилиями, превращающимися в белых голубок (рисунок 93 — в Suspiria на стенах одной из комнат схожий узор составлен из птиц и рыб); «лилия» — «юри» — обозначение романтических отношений между девушками и название соответствующего жанра, голубку можно трактовать и как символ мира, и как непорочность, и как влюблённость, а перетекание образов одного в другой перекликается с превращениями медведей в людей и обратно. Периодически появляющаяся геральдическая лилия, флёр-де-лис (рисунок 94), продолжает мотив лилии и отсылает к царственности (одна из героинь — бывшая принцесса медвежьего королевства) и к образу Девы Марии (который в финале становится ещё более явным и связывает по сути космогонический миф о Кумарии с историей о мирах «лесной девочки» и «лунной девочки»).

скриншот Yuri Kuma Arashi Рисунок 93. Yuri Kuma Arashi. Эпизод 2 (фрагмент).
Silver Link, 2015
скриншот Yuri Kuma Arashi Рисунок 94. Yuri Kuma Arashi. Эпизод 11.
Silver Link, 2015

В работе со светом и цветом в пространстве Икухара вновь комбинирует более классические приёмы (рисунки 95, 96) с теми, которые гораздо более доступны для анимации, нежели чем для реальной сцены (рисунки 97, 98).

скриншот Yuri Kuma Arashi Рисунок 95. Yuri Kuma Arashi. Эпизод 2.
Silver Link, 2015
скриншот Yuri Kuma Arashi Рисунок 96. Yuri Kuma Arashi. Эпизод 3.
Silver Link, 2015
скриншот Yuri Kuma Arashi Рисунок 97. Yuri Kuma Arashi. Эпизод 11.
Silver Link, 2015
скриншот Yuri Kuma Arashi Рисунок 98. Yuri Kuma Arashi. Эпизод 12.
Silver Link, 2015

«Медвежья буря», не обладая достаточным временем для сложного развития сюжета, будучи ещё ярче, резче и аллегоричней, ещё в большей степени насыщенна кодами и ещё в меньшей степени связанна с логикой реального мира, располагает скорее к эмоционально-чувственному восприятию, нежели чем к логическому; потому с точки зрение разума это произведение заметно слабее, чем «Пингвиний барабан». Но с другой стороны, по словам Арто, театр «сможет вновь стать самим собой, — то есть средством для создания истинной иллюзии, — только обеспечив зрителя достоверным осадком сна или же его собственным вкусом к преступлению, его собственными эротическими наваждениями, его дикарством, его химерами, его утопическим чувством, обращённым к жизни и вещам, даже его собственным каннибализмом, который должен раскрываться не в предполагаемом и иллюзорном, но в реальном внутреннем плане» [Там же. С. 99]; и если именно этот список «требований» мы применим к «Медвежьей буре» Икухары, то получим настолько полное соответствие, что можно заканчивать этот параграф и переходить к следующей теме.

следующая страница: Глава 3. Студия Shaft и «эпический театр» Брехта

предыдущая страница: 2.2. «Крутящийся пингвиний барабан»

Текст статьи: © Константин Крыловский, 2015—2016.
Права на опубликованные изображения принадлежит их авторам или законным владельцам.
Изображения публикуются в целях исследования и обучения.

оглавление библиография и фильмография копирайт

Пожалуйста, не перекопируйте текст статьи. Если вы хотите поделиться информацией, поставьте ссылку на страницу:
http://www.ideaura.com/anime_theatre/yuri_kuma_arashi.php